Валентин Константинович КАЗЕРСКИЙ (vk_gdety) wrote,
Валентин Константинович КАЗЕРСКИЙ
vk_gdety

ДРУГ ДО СМЕРТНОГО ЧАСА

ДРУГ ДО СМЕРТНОГО ЧАСА
(БЫЛЬ) 

Василия Ш. я знал. К тому времени из мужика шибутного, каким был, стал он молчаливым угрюмцем. А напьётся – плачет. И прилепилось хлёсткое прозвище: размазня. 
Имела ли к этому отношение собачья история? В деревне многие помнили, как Трезор спас жизнь хозяину.

 Василий работал на ферме скотником. Повседневное: подвезти, раздать корм, почистить стойла. Была ещё обязанность: особо присматривать за племенными быками. Гордостью колхозной был Гриша. Он же и страх деревенский: завидев кого близко, враз копытил  землю и, низко склонив голову, шёл на рога. Спасались, кто как мог.
Раз бабку под мосток у ручья загнал, просидела с час, умирая со страху. А бык не отходил – брёвна выворачивал, норовил достать. Покуда Василия не дозвались. Он один хоробрился и властвовал над дурным Гришей.

Но случилось, взбесился бык. Подскакал Василий, а тот голоса  не слышит, враз сбил лошадь. Опрокинул. Василий опомниться не успел – бык к нему. Отползая, уворачиваясь, ухватился Василий за рога, а бычина давай головой мотать... 
Держался, как мог, Василий. Кричал. Никого поблизости. Стал изнемогать, обессилел – отпустит руки – и всё, конец ему.

А неотлучно молодой пёс был с Василием. Когда бык напал, Трезор храбро заступился – бросался, кусал, рвал где только мог. В последний момент вцепился зубами в бычий пах...
 Словом, спас хозяина Трезор. И сам уцелел.


Василий с неделю всем рассказывал, как дело было и какой у него друг верный Трезорушко. Ездил по деревне, пёс, радостный, бежал рядом с санями. И уже знали, обещал Василий устроить для пса хорошую будку и годовать Трезора за спасение до старости собачьей – кормить и холить столько лет, сколько псы живут.
Будку и в самом деле знатную сколотил Василий, просторную, из нового теса, кошмой утеплил – не было другой такой, даже смотреть приходили.

Хорошо зажилось Трезору. Ублажал его хозяин, требуху лакомую, косточки мозговые, сладкие сам носил псу. 
А будка та, между прочим, и Василию сослужила службу. Зимой ему переночевать в ней пришлось, в обнимку с любимым псом:  три дня пропьянствовал, жена наказала – не пустила в дом.


Старость собачья – не за горками. Поседели усы, не бегун более Трезор, раздался, зажирел.

– Что ты его не забьешь, к чорту!
– Не-е! – отвечал Василий, не глядя на пса. – Догодую ужо!
А тут заболел сродник, брат жены. И пришло многим на ум, что вылечится он... собачьим салом.

Василий чуть щи не пролил, как сказали ему.
Покрутил головой.

– Мало собак, что ли?

– Нешто пожалеешь? Жизнь собачачая тебе дороже человеческой?!  

И ещё приступали.
Раздумался Василий. И в самом деле: состарел Трезорко, смотрит виновато – глаза отводит, понимает, что совсем не тот стал. 

Ладно. Всё равно сдохнет. Берите.


Когда понурого пса повели за сарай - всё оглядывался Трезорка, оглядывался...
Tags: public, благодарность, блог, блогеры, быль, дружба, жизнь, житейское, люди, настроение, общество, память, собаководство, человек, честь
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 26 comments