Валентин Константинович КАЗЕРСКИЙ (vk_gdety) wrote,
Валентин Константинович КАЗЕРСКИЙ
vk_gdety

ГОРЬКОВАТОЕ (письма Максима Горького)

Прочёл давно, а тут снова снял с полки том ЛИТЕРАТУРНОГО АРХИВА: М.Горький. Материалы и расследования. Ленинград, 1934.
Храню книгу ради одной редкостной публикации:  
"М.Горький и Л.Андреев в их переписке".



"Особый интерес , –  говоря словами В.Десницкого, автора редакционной статьи, предваряющей переписку,    представляют письма,  "как материал для раскрытия  личного облика"  обоих писателей.

В блоге хочу процитировать несколько пассажей, характеризующих автора  знаменитых афористических высказываний о человеке.
Наиболее известное:  "Человек – это звучит гордо".
Менее известно: "Самое чудесное, самое высокое создание в мире – это Человек". 
А  вот не претендующее на афористичность, почти  неизвестное, ставшее достоянием литературного архива: 



Книга для меня полезнее или вреднее человека, глядя по тому какая книга дольше человека живёт в мире, и  мне, человеку мирскому, книга интереснее головы, создавшей её,  я говорю о голове потому, что от сердца ныне не умеют писать. Мир держится деяниями и –  чем далее, тем более становится актуален, человек же, утвержадющий пассивное отношение к миру,   кто бы он ни был,  мне враждебен, ибо я всю жизнь утверждал необходимость отношения активного к жизни, к людям. Здесь я фанатик. Многие, прельстясь развратной болтовней азиата и нигилиста Ивана Карамазова, трактуют пошлейше о "неприятиии" мира,  в виду его "жестокости" и "бессмыслия"  будь я генерал-губернатором, я бы не революционеров вешал, а вот этих самых "неприемщиков", зане сии языкоблудцы для страны нашей вреднее чумных крыс".

Максим Горький Леониду Андрееву.
(Капри, 1912?)
ЛИТЕРАТУРНЫЙ АРХИВ. т.1. стр.155.

"Мережковский, эта дрессированная блоха, ныне возводимая в "мыслители", был прав, когда писал о тебе, что ты втискался в "обезьяньи лапы". Конечно, это подсказал ему какой-нибудь умный человек, злорадно подсказал, но - каково мне было читать его статью о тебе, статью, написанную тоном старой салопницы, которой позволили говорить откровенно и слушают со вниманием.
Я - могу ругаться с тобой, потому что люблю литературу, а любя - не обидишь, но эти Мережковские твои судьи, NN твои лакеи и вся эта полоротая шваль, кричавшая о тебе на разные голоса, это - обижало меня, и, слушая их разноголосый вой, я знал - с великой болью знал - предадут, затолкают, замордуют. Это почти случилось...

Русский писатель должен быть личностью священной, в России нечему удивиться, некому поклониться, кроме как писателю...
Ты сократил расстояние между тобой и "обозной сволочью" и тем понизил значение литературы - я знаю, не один ты, конечно, Куприн и многие, многие...

И потом ты послал телеграмму Ясинскому - ох!.. ты , конечно, не знал, кто в русской литературе этот грязный, злой старикашка и чего он заслуживает. ...ты запутался, до признания Ясинского человеком, достойным твоего внимания.

Человек - всё еще пункт моего помешательства, даже и ругаясь с ним, я, всё-таки, любуюсь - славная бестия!"

М. Горький - Л. Андрееву (там же, стр.146, 149-150).
Tags: книги, литература, мир, общество, человек
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 13 comments